WordPress

Применимое право в договоре

Применимое право в договоре - картинка 1
Сегодня рассмотрим тему: "Применимое право в договоре", основанную на мнении ряда авторитетных источников. На все возможные вопросы вам ответит дежурный юрист.

Применимое право в договоре

primenimoe_pravo.jpg

Применимое право в договоре - картинка 2

Похожие публикации

Заключая внешнеэкономическую сделку, стороны вправе выбрать, на основе какого национального законодательства будут регулироваться правоотношения между ними. Таким образом они устанавливают применимое право в договоре. Отсутствие необходимых формулировок или их неточность могут привести к нежелательным последствиям для контрагентов в случае их обращения в суд.

Основные нормы Гражданского кодекса о применимом праве

Изучение вопроса о применимом праве в договоре следует начать с Гражданского кодекса РФ. Этот правовой источник содержит несколько глав, посвященных правоприменению в гражданских отношениях с участием иностранных субъектов (главы 66 – 68).

Непосредственно о регулировании применимого права в тексте заключаемых договоров говорится в двух основных (но не единственных) статьях ГК РФ: 1210 и 1211. В частности, они содержат следующие важные положения:

участники договора могут выбрать применимое право, указав его в документе (п.1 ст. 1210 ГК);

стороны вправе определить, подлежит ли оно применению к договору в целом, или к какой-то его отдельной части (п.4 ст. 1210 ГК);

выбор может быть сделан и после заключения договора и при этом иметь обратную силу (п.3 ст. 1210 ГК);

если контрагенты не договорились о том, какое право будет применяться, нужно исходить из места проживания стороны соглашения, чьи обязательства имеют решающее значение для исполнения заключенного договора (п.1 ст. 1211 ГК).

В ст. 1211 ГК перечисляется, какая сторона договора имеет решающий статус, в зависимости от его содержания. Таковым считается более «активный» участник, основоположник какой-либо сделки. Например, при дарении это даритель, при аренде – арендодатель, при купле-продаже – продавец.

Применимое право в контракте: зачем его нужно оговаривать

Пункт договора, фиксирующий, какое право применяется при возникновении спора или правоотношениях, не урегулированных контрактом, важен по следующим причинам:

Далеко не все ситуации, возникающие в процессе исполнения договора, можно предусмотреть в тексте этого документа.

Когда контрагенты являются гражданами различных государств, они должны четко представлять, законодательством какой страны будут регулироваться те или иные вопросы. Внутренние нормы национальных законов очень несхожи между собой, по-разному регламентируя значимые правовые вопросы.

Если возникший между партнерами спор не удастся уладить путем переговоров, его разрешением придется заниматься суду. При этом будет учитываться оговорка о применимом праве, содержащаяся в контракте.

Даже если стороны в своей деятельности ориентируются на международные договоры, конвенции, регламентирующие определенные вопросы внешнеэкономического взаимодействия, в таких документах могут иметься пробелы (то есть вопросы, ими не урегулированные). Если же эти условия не будут прописаны и в договоре, то при разрешении спора суд восполняет указанные пробелы, используя нормы применимого национального законодательства.

Применимое право в договоре: формулировка

В договоре с иностранным контрагентом необходимо точно и юридически грамотно сформулировать пункты о применимом праве. У суда не должно возникать сомнений, какое именно законодательство подразумевается контрактом.

Примером крайне неудачной формулировки служит фраза, что спорные вопросы разрешаются на основе законодательства двух стран, которым принадлежат бизнес-партнеры. Практически всегда в правовых источниках разных государств будут существенные расхождения, и суд не сможет установить, какими нормами ему руководствоваться при принятии решения. Поэтому подобная формулировка, скорее всего, будет признана недействительной.

Также неправильно употреблять обтекаемые, слишком общие словосочетания. Например, в качестве применяемого права указывать «принципы справедливости», «обычаи международной торговли», «деловые обыкновения», «мировое право». Также нельзя ссылаться на законодательные источники, утратившие юридическую силу.

Оговорка о применимом праве должна быть лаконичной и недвусмысленной, например: «По настоящему договору применимым правом является право Российской Федерации, в соответствии с которым разрешаются все споры и разногласия между сторонами».

http://spmag.ru/articles/primenimoe-pravo-v-dogovore

Выбор применимого права к договору без иностранного элемента (choice of law)

Существует практика заключения между российскими компаниями / физическими лицами договоров, в которых стороны договариваются о применении иностранного (например, английского) права. При этом, в таких договорах может вовсе не быть иностранного элемента (договор между двумя гражданами России, исполнение которого имеет место только в российской юрисдикции). То, что стороны так делают, это не плохо и не хорошо, это просто факт. Такая практика существует на сегодняшний день, и в обозримом будущем ничего не изменится. В некоторых случаях российским сторонам действительно более удобно английское право.

При этом, конечно, стороны также договариваются о том, что все их возможные споры будет разрешать либо арбитраж (LCIA), либо английский суд. Вместе с тем, оговорка о разрешении споров для целей настоящей заметки нам не интересна.

Интересен другой вопрос: является ли действительным с точки зрения российского правопорядка соглашение о выборе иностранного (английского) права в договоре между двумя российскими сторонами, в котором нет никакого иностранного элемента.

Существует два варианта ответа на этот вопрос.

Вариант № 1. Соглашение о выборе иностранного права в качестве применимого в договоре, в котором нет иностранного элемента, недействительно в силу следующих соображений.

(i) Формальный довод. Согласно ст.1210 ГК РФ стороны договора вправе выбрать любое право, которое будет применимо к их правам и обязанностям по договору. Однако ст. 1210 ГК РФ находится в разделе VI ГК РФ (Международное частное право), который, как можно сделать вывод из ст. 1186 ГК РФ, подлежит применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом. Следовательно, если гражданско-правовые отношения иностранным элементом не осложнены, то ст. 1210 ГК РФ не применима, и стороны не могут договориться о применении иностранного права.

(ii) Политико-правовой довод. Сравнительно недавно активно обсуждался вопрос «недобросовестной конкуренции юрисдикций». Некоторые представители российской судебной системы, если я правильно понял озвученные доводы, хотели бы, чтобы «наши», «чисто российские» споры разрешались в российских судах и по российскому праву, а не уходили «на сторону». С этой точки зрения, вполне в духе времени «запретить» российским компаниям и физическим лицами заключать между собой договоры по английскому праву.

До недавнего времени, опираясь, прежде всего, на формальный довод, я был убежден в правильности варианта № 1. Вместе с тем, недавно обсудив этот вопрос с коллегами из нескольких европейских юрисдикций, мне представляется более разумным и адекватным другой вариант ответа на вопрос о действительности соглашения о выборе применимого права в рассматриваемой ситуации.

Вариант № 2. Соглашение о выборе иностранного права в качестве применимого действительно независимо от того, есть ли в гражданском правоотношении иностранный элемент

[3]

Именно такой подход, как я понимаю, применим на уровне ЕС. Так, в ст. 3(3) Rome I Regulation читаем: ‘Where all other elements relevant to the situation at the time of the choice are located in a country other than the country whose law has been chosen, the choice of the parties shall not prejudice the application of provisions of the law of that other country which cannot be derogated from by agreement’.

Из указанного правила следует, что (i) соглашение о выборе иностранного права в договоре без иностранного элемента будет действительно; (ii) такой выбор не может отменять императивных норм (применение которых нельзя исключить соглашением сторон) той юрисдикции, к которой имеют отношение все элементы правоотношения (договора). На практике таких норм, применение которых нельзя исключить соглашением сторон, будет, как мне представляется, очень мало (вообще не будет в значительном количестве случаев).

Почему, на мой взгляд, следует признать действительными соглашения о выборе иностранного права в договоре между двумя российскими компаниями (физ. лицами):

(i) в большинстве случаев речь идет о частноправовых отношениях, в которых нет никакого публичного интереса. Если частные лица хотят заключить договор по английскому праву в России и здесь же его исполнить – не нужно им мешать. Это их частное дело;

[1]

(ii) подобного рода соглашения заключаются и будут заключаться независимо от того, будут ли российские суды признавать такие соглашения действительными. Запреты в этой сфере эффективными не будут. В российский суд такие соглашения почти никогда не попадают, а арбитраж и иностранные суды чаще всего готовы предоставить защиту «свободному волеизъявлению сторон договора» в части выбора применимого права.

(iii) основной принцип российского договорного права – свобода договора. Учитывая это обстоятельство, следует признать за сторонами право договориться о применении английского права к их отношениям. Для формалистов, которые будут ссылаться на невозможность применения ст. 1210 ГК РФ, можно предложить следующее решение – таким соглашение стороны выберут не применимое право по смыслу ст. 1210 ГК РФ, а инкорпорируют в свой договор нормы английского права в качестве договорных условий, которые будут применяться в части, непротиворечащей императивным нормам ГК РФ, применение которых нельзя исключить соглашением сторон.

P.S. В недавно вышедшей книге Symeon C. Symeonides ‘Codifying Choice of Law Around the World: An International comparative analysis’ (Oxford University Press 2014) автор, рассуждая о принципе party autonomy в отношении выбора применимого права, указывает, что этот принцип знает определенные ограничения. Наиболее часто встречающееся ограничение – это «международность» договора (‘internationality’ of the contract). Последнее означает, что: ‘(1) party autonomy is allowed only in international or multistate contracts, namely contracts that have relevant contacts with more than one state; and (2) internationality cannot be created solely by the choice-of-law agreement’.

Вместе с тем, автор книги фактически выделяет два подхода к выбору иностранного права в договорах, не осложненных иностранным элементом:

(i) прямой запрет на выбор иностранного права (Украина, Вьетнам, Уругвай);

(ii) выбор иностранного права действителен, но применение императивных норм национального законодательства не может быть исключено соглашением сторон (Рим II, Албания, Болгария, Эстония, Германия, Южная Корея, Квебек, Сербия).

Российской право, по мнению автора указанной книги, придерживается второго подхода (со ссылкой на п. 5 ст. 1210 ГК РФ).

P.P.S. Приятно спустя 4 года после своего поста найти подтверждение позиции, в которую ты верил, в постановлении Пленума.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 09.07.2019 № 24 «О применении норм МЧП судами РФ» в пункте 31 прямо указал на то, что в силу пункта 5 стать 1210 ГК РФ стороны договора, в котором отсутствует иностранный элемент, могут выбрать в качестве применимого иностранное право и такой выбор будет действителен. Вместе с тем такой выбор не будет затрагивать действие всех (любых) императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства. При этом Пленум предлагает довольно либеральный подход к вопросу о том, есть ли в договоре иностранный элемент. Так, иностранный элемент будет иметь место в следующих ситуациях:

(а) договор поручительства между двумя российскими организациями, если основное обязательство (исполнение которого обеспечивается) подчинено иностранному праву и основной должник – иностранная организация;

(б) договор субподряда на строительство объекта в России, если заказчиком по подчиненному иностранному праву договору субподряда выступает иностранная организация

http://zakon.ru/Blogs/OneBlog/16151

Применимое право в договоре с иностранцами.

Российская компания (лицензиар) заключает лицензионный договор с немецкой компанией (лицензиат).
В договоре указано, что в случае спора он будет рассматриваться по месту нахождения ответчика и в соответствии с процессуальным законодательством места нахождения ответчика. И дальше указана такая фраза: «Neither the Russian nor the German private international law (EGBGB) shall be applicable in any case of arbitrage FRG or RF», что в переводе означает: «Ни российское, ни германское международное частное право не будут применяться при рассмотрении спора ни в арбитражном суде ФРГ ни в арбитражном суде РФ». Немецкая сторона ссылается на некий акт EGBGB, но я не имею представления, о чем он.
Нам-то как раз надо, чтобы в случае спора, например, в российском суде, мы применили норму о том, что спор будет рассматриваться в соответствии с российским правом (по месту нахождения лицензиара – п. 3. ст. 1211 ГК РФ).
А при наличии вышеуказанного условия получается, что вообще непонятно, какое материальное право будет применяться к договору.
Сам договор составлен в соответствии с законодательством РФ.
Можно ли включить в договор какую-нибудь формулировку, которая бы в случае спора распространяла на договор российское право?

Мне кажется, что если сам договор составлен в соответствии с законодательством РФ, то суд будет применять это законодательство. Ведь материальный закон РФ (скажем, нормы 4 части ГК, регулирующей лицензионные договоры) не является private international law, поэтому на него оговорка в вашем контракте о неприменении не распространяется. Это в случае если Вы будете ответчиком и суд, соответственно, будет проходить на территории РФ. Если же ответчиком будет ваш немецкий контрагент, то мне кажется, немецкие суды все равно должны будут применять российское право как governing law, если только национальное немецкое законодательство не содержит каких-то оговорок (например о том, что применению подлежит только немецкое право). Может у коллег был опыт? Коллеги. Ау!! :)) Вопрос-то очень интересный с точки зрения судопроизводства в ФРГ )

Юрий, спасибо!
А как же раздел «Международное частное право» в 3-й части ГК РФ? ст. 1211 ГК как раз о том и говорит, что если нет соглашения сторон о применимом праве, то к лицензионному договору будет применяться право лицензиара (в нашем случае российское).
Это, по-моему, и есть private international law.

Татьяна, ну Вы же сами даёте ответ на свой вопрос: ст. 1211 ГК как раз о том и говорит, что если нет соглашения сторон о применимом праве, то к лицензионному договору будет применяться право лицензиара. В Вашем договоре как раз и есть такое соглашение сторон. МЧП применяться НЕ будет, следовательно, вопрос будет решаться сразу на основании материального права страны ответчика.

Применимое право в договоре - картинка 4

Цена: 50 000 руб.

Светлана, новая версия с их стороны:
«Немецкое международное частное право (Часть вторая вводного закона к Гражданскому кодексу Германии — EGBGB) не будет применяться в случае судебного разбирательства в ФРГ, так же как и международное частное право РФ (Третья часть ГК РФ, Раздел 6) не будет применяться в случае судебного разбирательства в РФ.»
То есть если суд будет в РФ в МКС при ТПП, то как раз-таки 3-ю часть ГК РФ не применить.

Третья часть ГК — МЧП, содержит коллизионные нормы. Которые всего лишь устанавливают право какой страны должно применяться. В Вашем договоре уже установлено, что применяется право (МАТЕРИАЛЬНОЕ) ответчика. Указать в Договоре право, подлежащее применению — это один из самых простых способов разрешения коллизии.
Если не понятно. оставьте мыло. попробую описать подробней

Светлана, спасибо за ответ.
У нас в договоре прописано, что спор будет рассматриваться в суде ответчика в соответствии с его национальным ПРОЦЕССУАЛЬНЫМ правом, а материальное как раз-таки не определено.
Мой адрес #

Применимое право в договоре - картинка 5

А не хотят ли они применить к контракту вот это: the UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts? . Хотя там все равно говорится, что сверхимперативные нормы применимого права, отсылка к которому идет по МЧП, не могут ограничиваться.

Применимое право в договоре - картинка 6

«Я вообще не специалист, только учусь, просто интересно», если следовать переводу Einführungsgesetz zum Bürgerlichen Gesetzbuch ,это вводный закон к Гражданскому кодексу

Применимое право в договоре - картинка 7

Цена договорная

Применимое право в договоре - картинка 8

«Neither the Russian nor the German private international law (EGBGB) shall be applicable in any case of arbitrage FRG or RF» — возможно, под этим подразумевается, что не будет применяться коллизионное право (в т.ч. нормы об обратных отсылках). Хотя не факт, надо смотреть все положения о применимом праве. Если непонятно — то совершенно не зазорно спросить у иностранного контрагента, что он имел ввиду и попросить более четко изложить формулировку. Иностранцы часто включают в договоры очень мутные, противоречивые положения, устранять которые желательно до заключения договора.

Почему же нельзя? «This Agreement shall be governed by and construed in accordance with Russian law, excluding its conflict of law rules :))))

Коллеги, спасибо!
Немцы против исключения из договора этого условия. Изучать, что сказано в их Вводном законе к Гражданскому уложению (EGBGB), нереально.
Так что буду думать дальше, как прийти к компромиссу.

Применимое право в договоре - картинка 9

Господа, не блуждайте в потёмках. Вам поможет немецкий юрист, прочитав весь договор, так как текст его взят коллегой из комментированных «Münchener Vertragsbuch» или «Beck´s Formularbuch» и в соответствии с ситуацией сторон изменён. Мы всегда так делаем.

Сослались Вам скорее всего на Art. 3, 3а, Art. 4 EGBGB, в которых урегулировано Internationales Privatrecht, Awendungsbereich (т.е. случаи его применения)

Почему, с какой целью и в чём практическая уловка могу объяснить, но простите, не в «социальной сети» и при владении всей ситуацией, так как роль играет вид лицензируего продукта и территория его применения.
Сергей, не забывайте, составлять целые статьи договора, которые заведомо являются «недействительными» или «противоречивыми» не запрещено, главное знать как, почему и когда эта статья бутет признана в процессе. На применении российского права врядли кто согласится, тогда попросили бы просто российский договор.

Виталий, спасибо.
Так немецкая сторона и не хочет применять ни EGBGB, ни российское международное частное право.
Я предполагаю, что вряд ли немецкий суд при рассмотрении спора будет применять российское материальное право. Предположим, на это можно закрыть глаза, но вот если спор будет в РФ, то тогда вопрос с применимым правом непонятен еще больше, и уж в этом-т ослучае как раз хотелось бы ссылаться на законодательство РФ. А с такой формулировкой у нас и руки связаны, и вопрос с применимым правом не решен.

Применимое право в договоре - картинка 5

Абсолютно согласен. Но имел как-то честь присутствовать на семинаре, который вел главный юрист Общества им. Фраунхофера (Германия). Он убеждал всех в том, что договор должен быть предельно четким и понятным, без туманных и запутанных формулировок, которые в случае спора будут только усугублять ситуацию. И уступать на переговорах с иностранными коллегами стоит не всегда.

Вы не поверите, но соглашаются и очень часто. Российское право очень многое взяло от права Германии, Франции и других передовых стран.

Применимое право в договоре - картинка 12

Цена договорная

«Вы не поверите, но соглашаются и очень часто. Российское право очень многое взяло от права Германии, Франции и других передовых стран».
Сергей, согласна, — континентальная система права все-таки, и многие законы похожи. Тем более непонятно, почему так настаивает на исключении из договора российского права германская сторона. Изначально в нашей версии договора его действие подчинялось законодательству РФ.
Единственное, могу предположить, что так как по договору передаются права на результат интеллектуальной деятельности, то, возможно ,что законодательство об интеллектуальной собственности, связи, рекламе все же имеет в Германии свою специфику, и контрагенту удобно в случае спора играть по своим правилам на своей территории.

Применимое право в договоре - картинка 13

«. вел главный юрист Общества им. Фраунхофера (Германия). Он убеждал всех в том, что договор должен быть . »

:-))))) верю, правильно говорил коллега, это же «основы», а для кого семинар был-то? кого он убеждал (и с какой целью)?

Применимое право в договоре - картинка 5

Семинар был по вопросам интел. собственности для работников атомной промышленности. Общество Фраунхофера активно разрабатывает тему углеродных волокон и композитов, поэтому сотрудничество с российскими предприятиями для них видится перспективным. К слову, когда получил потом от него проект лицензионного договора — он абсолютно расходился со словами г-на Шмайсера (была сплошная туманная и не всегда понятная лирика в стиле Гейне:)))

Применимое право в договоре - картинка 9

UrhG — это только маленькая часть авторского права в Германии.
Могу проконсультировать по-русски по темам о защите авторских прав согласно Федерального Закона о защите Авторских прав (UrhG)

http://professionali.ru/Soobschestva/soobschestvo_yuristov/primenimoe_pravo_v_dogovore_s_inostrancami/

Вопросы определения права применимого к международным договорам купли-продажи

Применимое право в договоре - картинка 16

При заключении договоров купли-продажи с иностранным контрагентом, либо осложненных иностранным элеменетом, стороны договора сталкиваются со следующими вопросами:

какими нормами права должны руководствоваться стороны при заключении международного договора купли-продажи и,

в случае возникновения споров по данному договору, в судебные и иные инстанции какой страны необходимо передать разрешение спора. Иными инстанция могут быть организации, регистрирующие права на приобретенное по указанным договорам имущество (недвижимость, транспортные средства) и в иных случаях, если такая обязанность предусмотрена законом.

Данные условия заключения международных договоров купли-продажи регламентируются следующими нормативными актами: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г., разработанная Комиссией ООН по праву международной торговли и принятая на Конференции в Вене, в связи с этим и получившая название «Венская». В настоящее время данная Конвенция подписана 45 странами, в том числе Россией. Венская Конвенция является частью российского законодательства и применяется к правоотношениям, возникшим с 01.09.1991 г. При этом, при заключении таких договоров необходимо руководствоватся следующим принципом: при противоречии норм российского законодательства нормам Венской Конвенции, подлежат применению нормы международного законодательства, т.е. Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г., что отражается в статье 15 Конституции РФ.

Необходимо отметить, что сфера действия указанной Конвенции ограничена по субъектам сделки, поскольку её условия применяются только к международным договорам купли-продажи контрагентов, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

Согласно условий указанного международного соглашения, Конвенция применяется к отношениям сторон при заключении следующих видов договоров:

к договорам, заключенных государствами-участниками Конвенции,

к внешнеэкономическим контрактам между контрагентами, коммерческие предприятия котрых находятся в разных государствах.

При этом, национальная (государственная) принадлежность участников договора значения не имеет, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание при определении применимости данной Конвенции.

Нормы указанной Конвенции применяются к отношениям сторон международного договора, не зависимо от наличия коммерческих предприятий в разных государствах, только при наличии обязятельной оговорки в тексте такого договора о применении положений указанной Конвенциик заключенному договору либо если это вытекает из возникших до или в момент заключения договора деловых отношений, либо обмена информацией сторонами. Таким образом, применение Конвенции 1980 г.к внешнеторговым сделкам является диспозитивным.

В том случае, если стороны согласовали в договоре обязательное применение к отношения положений Венской Конвенции 1980 г., но на практике возникли вопросы, прямо не разрешенные в Конвенции, сторонам необходимо применить общие принципы, на которых она основана.

Такими общими принципами признаются Принципы международных коммерческих договоров (УНИДРУА), к торговым обыкновениям относятся ИНКОТЕРМС. Данные документы носят рекомендательный характер и обобщают практику заключения, исполнения, толкования международных договоров, ИНКОТЕРМСизлагает принятые в разных странах условия поставок товаров, знакомит с обычаями делового оборота в данной сфере. Данные документы имеют рекомендательный характер, их применение должно быть обязательно отражено сторонами в международных контрактах.

Также, в случае, если международный договор не содержит оговорки о применении к отношениям Венской Конвенции 1980г. либо отсутствия в Конвенции порядка разрешения некоторых вопросов, относящихся к сфере её регулирования, стороны договора руководствуются правом, применимом в силу норм международного частного права.

При заключении международных договоров, одной из сторон которых является контрагент, действующий со стороны Российской Федерации, такими нормами международного частного права являются статьи раздела VI части 3 Гражданского Кодекса РФ «Международное частное право». Указанные нормы права применяются не только к внешнеэкономическим контрактам между участниками договора, коммерческие предприятия которых находятся на территории иностранного государства, а к любым правоотношениям, осложненным инотртанным элементом, а также в том случае, если объект гражданских прав находится за границей.

[2]

Особенностью правового регулирования международных договоров купли-проджи является то, что стороны при заключении договора определяют законодательство какой стороны должно применяться к правоотношениям по договору по их соглашению, в этом выражается принцип автономии воли сторон при заключении любого гражданско-правового договора. Однако, на практике при выборе применимого права сторонам необходимо проверить соответствие условий заключаемого договора нормам применимого национального права, поскольку несоответствие согласованных условий требованиям императивных норм действующего законодательства влечёт недействительность контракта и, соответственно, невозможность обращения за судебной защитой прав участников договора.

Если же из содержания международного договора невозможно определить, законодательство какой страны применимо к данным правоотношениям, то согласно действующего российского законодательства, применяется право страны, с которым гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементов, наиболее тесно связано. Согласно действующему в настоящее время законодательству РФ, таковым является право страны, осуществляющей исполнение, то есть продавца.

Об определении подсудности в международных договорах купли-продажи и порядке разрешения таких споров будет рассказано в следующей статье.

http://www.conventions.ru/view_articles.php?id=22

Определение права, применимого к внешнеторговому договору

Внешнеторговый договор – это, как правило, сделка между субъектами, принадлежащими как минимум к двум правовым системам. Однако иностранный элемент в сделке может выразиться не только в составе ее субъектов. В частности, он может заключаться в том, что за границей находится предмет сделки

либо предметы сделки (товары, результаты работ или услуг) пересекают государственную границу.

Наличие иностранного элемента предполагает, что как минимум две правовые системы могут претендовать на их применение к отношениям сторон контракта. В результате возникает так называемая коллизия законов и необходимость определить, право какого государства должно применяться к отношениям сторон контракта. Это сфера действия международного частного права, в ряде стран именуемого также коллизионным правом (conflict of laws). В российском законодательстве нормы международного частного права, которые необходимо знать при подготовке контракта, сосредоточены в разд. VI третьей части ГК.

В отношении большинства внешнеторговых договоров (среди которых доминирует договор купли-продажи) законодательство многих государств позволяет участникам договоров решать, правом какого государства будут регулироваться их отношения (принцип автономии воли сторон). Исключением из этого принципа, как правило, являются сделки, связанные с недвижимостью, которые обычно подчиняются праву страны, в которой эта недвижимость находится (ст. 1213 ГК).

В ряде стран, включая Россию, автономия воли сторон не ограничивается выбором только между правом государств, к которым принадлежат стороны (ст. 1210 ГК). Стороны в принципе могут выбрать право какого-то третьего государства. Так, применение права третьей страны может быть мотивировано желанием выбрать нейтральную по отношению к каждой из сторон правовую систему и тем самым обеспечить их равенство. Такой подход, однако, в большинстве случаев неоправдан. В такой ситуации ни одна из сторон не знакома в должной мере с законодательством, которому будет подчиняться договор. Это отнюдь не способствует его грамотному составлению, а также понимаю возможных последствий при нарушении договора и возникновении спора. В этом случае понадобится привлечение к подготовке договора дополнительного специалиста, обладающего знаниями о праве этой третьей страны.

Если стороны не определили в договоре применимое право или не согласовывали этот вопрос после возникновения спора, то в случае возникновения спора это сделает суд или арбитраж, который будет рассматривать спор. При этом суд или арбитраж будет руководствоваться коллизионными нормами своей страны с учетом международных договоров, в которых эта страна участвует. Тенденцией развития современного международного частного права многих стран является выбор применимого права, исходя из принципа наиболее тесной связи договора с определенной правовой системой. Однако сам подход к поиску этой тесной связи может зависеть от коллизионного права страны суда или арбитража, поскольку это право по своей природе является не международным, а национальным. Соответственно, выбор места рассмотрения спора будет иметь решающее значение для определения применимого права.

Так, в странах континентальной системы права для разных видов договоров существуют установленные законом коллизионные привязки, аналогичные тем, которые предусмотрены ст. 1211 ГК. В ряде стран общего права (common law) таких законодательных коллизионных привязок нет. Суд или арбитраж устанавливает право, которое наиболее тесно связано с контрактом, на основе совокупности факторов, относящихся к отношениям сторон. Поэтому трудно заранее предсказать, какие факторы суд или арбитраж сочтет решающими при выборе применимого права в конкретном деле.

Очевидно, что в этом случае вплоть до рассмотрения спора стороны не будут знать, какому праву подчиняется их контракт, что может привести к серьезным негативным последствиям. В частности, может оказаться, что контракт не соответствует императивным нормам законодательства страны, право которой будет применено по решению суда, и потому является недействительным целиком или в какой-то его части. Классическим примером могут быть договорные положения об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по контракту.

Предположим, контракт предусматривает, что за нарушение своего обязательства сторона должна уплатить неустойку и возместить убытки, не покрытые неустойкой. Это обычное, с позиций российского права, условие. Предположим далее, что этот контракт заключен с американской стороной и при рассмотрении спора будет признано, что к нему применяется право одного из американских штатов. В этом случае в части взыскания неустойки положения об ответственности будут признаны недействительными, поскольку в американском праве применение штрафных санкций за неисполнение договора не допускается. Взысканию подлежат только убытки и проценты на сумму долга по денежным обязательствам. Если же партнером является французская фирма и к контракту применяется французское право, то взыскание договорной неустойки исключает возмещение непокрытых неустойкой убытков. По французскому праву предусмотренная договором неустойка является исключительной.

Чтобы избежать подобных негативных последствий и неопределенности в отношениях сторон, вопрос о применимом праве необходимо урегулировать в договоре. Хотя в тексте договора статья о применимом праве обычно включается в заключительные положения, при проведении переговоров этот вопрос должен быть решен до того, как стороны приступят к детальному обсуждению условий договора. Условия контракта необходимо вырабатывать с пониманием, нормам какой правовой системы они должны соответствовать.

В связи с вопросом о выборе применимого права сторонами обратим внимание на два положения ст. 1210 ГК. Первое из них предусматривает, что стороны могут его решить и после заключения договора в любое время вплоть до момента слушаний по их спору судом или арбитражем. Хотя согласование сторонами применимого права после заключения договора облегчает процесс разрешения их споров, тем не менее откладывать решение этого вопроса в период подготовки контракта нежелательно. В этом случае при подготовке договора могут быть упущены какие-то вопросы, которые являются существенными с точки зрения применимого права.

Второе положение гласит, что стороны могут сделать выбор применимого права как для договора в целом, так и для отдельных его частей. Эта ситуация в теории международного частного права именуется расщеплением правового статута сделки. Прежнее советское и российское законодательство, а также практика в области международного частного права, как в России, так и во многих зарубежных странах отрицательно относились к расщеплению статута сделки. Однако современная мировая тенденция в этом вопросе изменилась и все больше стран допускают расщепление. Отметим, однако, что расщепление не должно приводить к парадоксальному результату. Если, например, заключается обычный контракт внешне-торговой купли-продажи, то не должно быть ситуации, когда права продавца регулируются одним правом, а права покупателя – другим. Расщепление возможно применительно к самостоятельным частям договора. Так, если заключается смешанный контракт, включающий отношения по поставке и по выполнению работ, то в отношении этих двух групп правоотношений может быть согласовано применение права разных стран, если это оправдано конкретными условиями сделки.

При формулировании условий о применимом праве нужно внимательно следить за терминологией. Если избранное сторонами право применяется к их отношениям в целом, то нужно указать: «К отношениям сторон по настоящему Договору применяется право страны». Если включаются слова или фразы, ограничивающие круг вопросов, которые регулируются применимым правом, либо понятие «применимое право», то это может привести к нежелательным последствиям. МКАС последовательно исходит из того, что включение в контракт условия о применимом праве по конкретным вопросам рассматривается как отсутствие соглашения сторон о применимом праве по другим вопросам. В этом случае МКАС решает вопрос о праве, применимом по всем иным вопросам, путем использования коллизионного критерия. Два примера из практики МКАС.

При разрешении спора между российской организацией и шведской фирмой (дело № 156/2003, решение от 27 апреля 2004 г.) было установлено, что договор сторон на выполнение проектноизыскательских работ предусматривает применение российского законодательства в отношении имущественной ответственности сторон за неисполнение обязательств. По другим вопросам отношений сторон состав арбитража определил применимое право на основании коллизионной нормы российского законодательства [1] .

В контракте международной купли-продажи товаров между организацией из Республики Казахстан и российской организацией (дело № 11/2003, решение от 12 апреля 2004 г.) стороны оговорили применение к их отношениям российского законодательства, а не российского права, что вызвало необходимость решения вопроса о том, исключает ли подобный выбор сторон применение Венской конвенции. При отсутствии представителя ответчика (что лишало арбитраж возможности выяснить действительную общую волю сторон) и исходя из буквального толкования примененной в арбитражной оговорке формулировки, арбитры пришли к выводу, что сторонами согласовано применение именно российского законодательства, а не российского права, что исключает использование для регулирования их отношений Венской конвенции [1] .

http://studme.org/69411/pravo/opredelenie_prava_primenimogo_vneshnetorgovomu_dogovoru

Литература

  1. Гриненко А. В., Костанов Ю. А., Невский С. А., Подшибякин А. С. Адвокатура в Российской Федерации. Учебник; ТК Велби, Проспект — М., 2016. — 208 c.
  2. Юсуфов, А.Г. История и методология биологии. Учебное пособие для ВУЗов / А.Г. Юсуфов. — М.: Высшая школа, 2011. — 107 c.
  3. Волкова Т. В., Гребенников А. И., Королев С. Ю., Чмыхало Е. Ю. Земельное право; Ай Пи Эр Медиа — Москва, 2010. — 328 c.
  4. Теория государства и права. — М.: АСТ, Сова, 2010. — 160 c.
  5. Теория государства и права / ред. К.А. Мокичев. — М.: Юридическая литература, 2005. — 520 c.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях